Микроб на микроба

mikrobПастер приготовил вакцину против куриной холеры и передал ее на птичьи дворы для предохранения кур от холерной эпидемии.
Затем он явился на ученое собрание в Парижскую медицинскую академию и сообщил тогдашним светилам медицины, что ему удалось сделать важное открытие, которое объясняет многое из того, что осталось необъясненным еще со времени Дженнера.

Старые врачи-академики были просто возмущены таким «самомнением» молодого ученого, который осмелился ставить какую-то свою «куриную вакцину» выше прославленной противооспенной вакцины Дженнера. Знаменитый хирург того времени Жюль Герен пренебрежительно пожал плечами и бросил с места по адресу Пастера ядовитое замечание, что, мол, Пастер «поднимает слишком много шуму из-за цыплят».

Но старые ученые оказались не правы. Дженнер создал предохранительную вакцину только против одной заразной болезни — человеческой оспы. Правда, благодетельные последствия этого открытия для всего человечества неоценимы, но Дженнер не указал, как идти дальше по этому же направлению, как создавать новые вакцины против других заразных болезней.

А Пастер не только создал еще одну вакцину — против куриной холеры, но он. кроме того, указал науке верный способ приготовления новых вакцин и против других заразных болезней. Пастер первый открыл тайну того, что «микроб убивающий есть в то же время и микроб защищающий».

Даже лучший из учеников и последователей Пастера, доктор Кох, прославившийся на весь мир открытием туберкулезной бациллы, заложивший вместе с Пастером основы новой науки — микробиологии, даже он не поверил новым фактам, установленным Пастером.

— Это слишком хорошо, чтобы быть похожим на правду, — сказал он Пастеру на одном из международных медицинских съездов.
И все-таки это была правда. Пастеру удалось открыть биологический закон, которым ученые пользуются до сегодняшнего дня. Правильность пастеровского принципа «микроб на микроба» вскоре была полностью подтверждена на опытах.

Сам Пастер, искусственно ослабляя микробов, приготовил еще ряд новых вакцин: против сибирской язвы овец и рогатого скота, против краснухи свиней и другие. А под конец жизни он создал вакцину против бешенства, которая спасает от неминуемой смерти всех людей, укушенных бешеными собаками.

Вот почему сделанное Пастером открытие «куриной вакцины» имело еще большее значение, чем первое великое открытие Дженнера.
Само действие дженнеровской противооспенной вакцины стало понятным только после работ Пастера. Правда, микроба оспы до сих пор не удалось еще обнаружить, повидимому, он настолько мал, что его нельзя увидеть даже в лучшие микроскопы. Но это не мешает нам разобраться в сущности действия дженнеровской вакцины.

Невидимого микроба оспы — для его ослабления — не нужно пересаживать в пробирку на искусственное питание. Живой «пробиркой» для него служит корова, в организме которой микроб человеческой оспы ослабляется естественным путем. Таким образом, и дженнеровская вакцина фактически создается по законам, открытым Пастером.

Без рубрики